Поездка в Армию к месту службы. Май 1978 г.

Поездка в Армию к месту службы. Май 1978 г.

Поездка в Армию к месту службы была моя первая поездка за пределы Харьковской области.
Нас собрали команду в 22 человека и сопровождал нас только старший лейтенант.
С призывного пункта пешим порядком мы отправились на Южный вокзал, это в километре от призывного пункта.
Мы сели на поезд до Москвы.

Харьков. Южный вокзал.
Харьков. Южный вокзал.


Разместили нас очень плотно, спали и на третьих полках.
Куда мы едем и в какие войска — ст. лейтенант упорно не говорил, а мы особо и не спрашивали, прощались с гражданкой — пили вино.

В Москве мы поехали в аэропорт Домодедово и я впервые увидел пассажирские самолёты и аэропорт.
Довольно быстро мы сели в самолёт до Красноярска.

Домодедово.
Домодедово.

В Красноярске произошла неожиданность для старлея, мы должны были лететь куда-то дальше, но произошёл сбой и мы должны были сутки ждать рейса. Куда мы летим, сопровождающий по прежнему не говорил.
Он отдал пачку документов на нас одному из призывников и сказав, чтобы через сутки все были в аэропорту — исчез в неизвестном направлении.

Красноярск. Енисей.
Красноярск. Енисей.

Мы втроём, уже не помню с кем, отправились в город Красноярск. Походили по городу, покидали камушки в Енисей, чуть не подрались с местными пацанами, агрессивно нас принявших, и отправились в аэропорт на ночёвку и ожидание самолёта.
Что меня поразило в аэропорту — это множество азиатских лиц, и то, что люди спят прямо на полу.

Утром объявился старший лейтенант и сказал, что мы летим в  Читу!
Это невероятно! В Чите уже два года живёт моя сестра Тамара!
Её мужа Ивана перевели служить в Читу из Германии, где они прожили пять лет.
Я побежал в почтовое отделение и дал телеграмму, что я прилетаю в Читу рейсом из Красноярска.
И вот мы уже идём на посадку в Чите. Я вижу озеро, расположенное между городом и аэропортом. Сели.

Чита. Аэропорт.
Чита. Аэропорт.

В аэропорту никто меня не встречал, нас повезли в Антипиху, один из районов Читы, напичканный воинскими частями.
Повели в баню, где мы распрощались со своей гражданской одеждой и нам выдали военную форму.
После бани, уже в военной форме, пешим строем нас повели в Песчанку, на постоянное место службы.

Это была танковая учебка. Обучали там водителей-механиков, наводчиков орудий и командира танка.

Чита, Песчанка, танковая учебка. Плац на два полка, в одном из них служил Л.И. Брежнев.
Чита, Песчанка, танковая учебка. Плац на два полка, в одном из них служил Л.И. Брежнев.


Нас первый раз повели в солдатскую столовую. Там мы особо на еду не напирали, проставляли после себя сахар, масло, варёные яйца.
Сержант, которому поручили нашу команду призывников, только ухмыльнулся, сказав, вроде: «Посмотрите, как вы будете глотать еду через недельку».

Забегая вперёд скажу, кормили нас все два года ужасно!
Мёрзлая, почерневшая картошка, или и того хуже — клейстер, такая же мёрзлая капуста, маслы (кости) вместо мяса, только черный, ужасный хлеб. Никаких котлет или других кулинарных изделий там не делали отродясь! Некое первое из вышеупомянутых мёрзлых картошки и капусты, каша, как правило, перловая, маслы вместо мяса и чай с черным хлебом.
Полагавшиеся сливочное масло и сахар — доставались нам очень редко, после «самолётов» ( собирающих еду для дембелей), которым было западло ходить в столовую, и после сержантов, сидящих с нами за одним столом.

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *